Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная » Оффтоп » Великий Шелковый Путь — красивый PR или реальный торговый маршрут

Великий Шелковый Путь — красивый PR или реальный торговый маршрут

Великий Шелковый Путь, кажется, не был Великим (слишком малы были объемы перевозок), Шелковым (потому что шелк занимал весьма скромную долю в обороте перевозок) и — не был Путем, потому что речь шла не о единой дороге, которая несла грузы как одна большая река, а — о множестве ручейков, по которым товары перемещались с Запада на Восток и обратно…

Сам термин «Великий Шелковый Путь» относится к весьма недавнему изобретению человечества: его придумал выдающийся немецкий географ Фердинанд фон Рихтгофен только в 1877 году.

Придумка оказалась весьма удачной и продуктивной, в том смысле, что она в дальнейшем продуцировала невероятное количество легенд, удобно укладывавшихся в те или иные теории, например, объяснявшая массу войн на Востоке в средневековье борьбой за обладание этим торговым маршрутом.

Как я уже писал выше, эта дорога меньше всего была «рекой», но в одном месте пути сходились: это пустыня Такламакан (долины рек Яркенд и Тарим, окраина нынешнего Синцзян-Уйгурского автономного района Китая), представляющая собой высокогорное плато, зажатое между высочайшими и непроходимыми горными массивами планеты: Гималаями, Гиндукущем, Памиром.

Такламакан, по свидетельству путешественников, «самое унылое место на Земле», был практически непроходим ни в какое время года, караванный путь (за его «стартовую линию» некоторые историки принимают Ханьчжоу, город на Юго-Востоке Китая, который сейчас известен как «столица» AliBaba, а в ту пору был одним из самых заметных центров шелкового производства), пересекал весь Китай до Дуньхуаня (не путать с современным крупным городом Дуньгуанем, «обувной столицей мира», что рядом с Гуанчжоу) — Дуньхуань располагался у восточной окраины Великой Китайской стены — и дальше путешествующим предстоял нелегкий выбор между обходом пустыни Такламакан либо по северному (через современную Киргизию), либо — по южному маршруту.

Это почти две тысячи километров, от оазиса к оазису, по чрезвычайно сложным и опасным дорогам.

В 90-х годах прошлого века наши современники попробовали повторить этот маршрут верхом на верблюдах и выяснили, что в день они преодолевали, в среднем, 24 километра.

После этого утомительного перехода караванщиков ждали либо населенные и обжитые просторы Бактрии, либо — чаще всего, в 9 случаях из 10 караваны сворачивали туда — благословенная Ферганская долина, славная Согдиана, с ее прекрасным Самаркандом, на века ставшим главным торговым центром на этом маршруте.

А уже из Самарканда расходились пути на Каспий, на Дамаск и дальше, в пределы Византии.

Сегодня историки сходятся во мнении, что не существовало караванов от Ханьчжоу или даже от Дуньхуаня до Самарканда, торговля велась почти исключительно от оазиса до оазиса, причем шелк был далеко не самым важным товаром на этом пути — существовал куда более важный и массовый товар, который вдыхал жизнь в эти малонаселенные и сложные для выживания земли — это зерно и скот.

Причем монеты использовали (во все времена) крайне редко — торговля носила в основном меновый характер.

Но, конечно, шла торговля и дорогими товарами — с востока на запад шел тот же шелк (и рулоны шелка даже использовались в качестве одного из заменителей денег, наряду с зерном и скотом), высоко ценившаяся бумага, фарфор и косметика, с запада на восток — чрезвычайно ценимые в Китае среднеазиатские тонконогие кони, виноград и инжир, постоянно упоминаемые в дошедших до нас документах семена люцерны, оружие и полудрагоценные камни.

Можно также говорить о том, что в значительной степени это был не товарный, а культурный обмен — обмен знаниями и технологиями.

Но вернемся к товарной роли Великого Шелкового Пути.

Из китайских документов (в оазисах Такломакана временами стояли китайские гарнизоны и сидели китайские чиновники, фиксирующие движение караванов и оставившие много письменных источников, но особо много осталось их в Дуньхуане) мы узнаем, что в год там проходило до полусотни караванов (иногда — несколько больше десятка, иногда — до сотни), в состав которых входило от 3 до 300 верблюдов или ослов (хотя есть и упоминание о караванах, включавших в себя 1000 верблюдов).

300, однако — случалось крайне редко, далеко не каждый год, и, как правило, это были караваны послов китайских императоров. Чаще речь шла о небольших объемах перевозок. Принимая среднее число караванов в год за 50, а среднее число вьючных животных за 100 (наверняка с большим преувеличением), получаем 5000 вьючных животных в год (хотя и понимаем, что не все животные предназначались для перевозок грузов, были и верховые), в обе стороны Пути.

Представим себе, что речь идет только о верблюдах (хотя использование ишаков было очень популярно, они, судя по всему, составляли не менее трети каравана), и принимая (по арабским источникам, ссылок на вес перевозимого в китайских документах мне лично найти не удалось) за «грузоподъемность» одного верблюда несколько завышенные 400 килограммов, получаем, в итоге, что весь Великий Шелковый Путь перемещал 2 тысячи тонн грузов в год.

Ну, чтобы было с чем сравнить — это сто современных фур, тяжелых грузовиков.

На фоне столь скромного оборота караванной торговли не утихающая морская торговля, от Красного моря до Малакки и от Малакки до Шанхая, обеспечивалась судами, где только «арабский флот», далеко не вся часть задействованных кораблей, имел грузоподъемность в 80 тысяч тонн, то есть он один, без учета индийских и малайских кораблей, был способен перекрыть Великий Шелковый Путь в сорок раз по объему и почти в два раза — по скорости, оборачиваемости грузов.

А Великий Шелковый Путь — это путь выживания малых народов и великих государств Центральной Азии, прекрасная и захватывающая история — красивый PR для более поздних исторических спекуляций.

Дело было так: юная принцесса Си Лин Ши мирно пила чай, уютно устроившись под тутовым деревом.

И тут в ее чашку чая упал кокон шелкопряда.

Принцесса попробовала вытянуть кокон из чашки, но — стала тянуть нить, которая всё разматывалась и разматывалась…
Так появился шелк.

И было это почти 5 тысяч лет тому назад. Или даже раньше — Музей шелка в Ханьчжоу датирует самый древний из найденных образцов шелковой ткани 3650 г. до н.э.

Достоверно неизвестно, произошло ли это открытие именно так или как-то иначе — больно уж давно все это случилось (в гораздо более близкие нам времена — помните? — одному англичанину с дерева яблоком по голове перепало, и это тоже привело к открытию — и мы до сих пор не знаем, легенда это или вымысел) — но выглядит история вполне правдоподобно, потому что наличие кокона и кипятка до сих пор необходимые ингредиенты для производства натурального шелка.

Шелк распространялся медленно и завоевывал планету (китайцы изо всех сил пытались сохранить его производство в секрете) не спеша. Да что там — планету, в самом Китае он распространялся медленно.

И только в эпоху «сражающихся царств» (V-III в.в. до н.э.), когда каждый воевал с каждым, секреты произодства шелка распространились по всему Китаю.

А дальше — ускользнули в Индию, Корею и Японию.

Скорее всего именно из Индии или Бактрии «секреты» попали к арабским купцам, которые продали затем коконы в Византию.

В Европе шелк были известен еще в античные времена, но во все времена он ценился крайне высоко — в первую очередь не за свою красоту даже, а по той прозаической причине, что в нем не заводились паразиты.

Вопреки многим легендам, интерес к китайскому шелку после VI века за пределами Китая падает, в ходу огромное количество шелка, изготовляемого в Персии и Византии.

Исследовав более 1,5 тысяч найденных образцов шелковых тканей на территории Европы во второй половине первого тысячелетия нашей эры, ученые только один фрагмент однозначно идентифицировали как произведенный в Китае.

Тем не менее марка «китайский шелк» ценилась высоко, и торговцы непременно выдавали продукт местного производства за китайский — иначе шелк было не продать.

И все-таки путешествие шелка — это весьма известная любому читателю история.

Куда как более любопытна история попадания иных тканей в сам Китай, о чем известно крайне мало.

Шелк довольно долго был уделом богатых — сначала — только императорской семьи, затем — наиболее богатых и знатных особ.

Впрочем, и после периода «сражающихся царств» он оставался дорог для простонародья.

Вплоть до II в. до н.э. основная масса жителей Китая носила одежду из пеньки (нить конопли — нет, не того вида конопли, что в дальнейшем начали курить), иногда (реже) для этого использовался лён — конопля была более доступна по цене и росла намного лучше. Кроме этого, весьма популярна была одежда из нитей крапивы местных сортов
В северных провинциях все слои общества высоко ценили меховую одежду.

А во II веке до н.э. произошли удивительные события, положившие начало тому, что в наше время назовут «Великий Шелковый Путь» — положившие начало коммуникациям (пусть очень скромным) Китая с западными соседями по суше (морская торговля, в частности, торговля Китая с Индией и Индонезией, к этому времени уже существовала).

Сам торговый маршрут возник благодаря стечению массы обстоятельств, но — чуть подробнее: император У-Ди отправил своего чиновника Чжан Цяня на запад с заданием разыскать для заключения военного союза одно из племен, враждебных племени хунну, с которыми У-Ди (как и его предшественники, как и его потомки) вел нескончаемую войну.

Миссия Чжан Цяня затянулась на 13 лет, десять их которых он провел в рабстве, но в конце концов чиновнику удалось бежать и явиться к своему императору.

Из рассказов Чжан Цяня (посетившего Бактрию и Согдиану, и заставшего там, судя по всему, осколки эллинистического мира) следовало, что все встреченные им варвары ничего не знают о шелке.

Зато у варваров необыкновенные скакуны. А еще — изумительные нефрит и жадеит, прекрасное вино, сладкие фрукты…
В 121 г. до н.э. первый караван отправился в Ферганскую долину.

Миссия оказалась необыкновенно успешной.

Но — путь был сложен, опасен и долог, оборот грузов, в следствии этого, не велик, поэтому передавались чаще всего не предметы, а — навыки и технологии.

Именно этим маршрутом, согласно легенде, из Китая ушли шелк (в Хотян, а потом — по всему миру) , чай и порох (не получивший, правда, поначалу военного применения).

Впрочем, про то, что Китай — родина многих выдающихся изобретений, мы знаем.

Тем интереснее, что пришло в Китай.

А пришли — сначала как товар — виноград, инжир и люцерна, которые уже в I веке до н.э. получили широкое распространение в сельском хозяйстве.

Но еще любопытнее, наверное — что же Китай получил взамен шелка?

А взамен шелка Китай получил шерсть и искусство ее обработки. Скотоводы оказались куда как более сведущи в искусстве изготовления одежд из шерсти, чем китайские земледельцы.

Начиная со II века до н.э. в Китай попадает (скорее всего, из Индии) хлопок.

С этого времени начинается массовое изготовление одежды из этих тканей, быстро вытесневшей одежду из крапивы и пеньки.

Примерно с I в. н.э. в Китае уже не обнаруживается привозной одежды — хлопок отлично прижился на местных землях, появились хозяйства, разводившие овец и верблюдов в первую очередь для получения шерсти.

Начиная с начала нашего века по Великому Шелковому Пути — микроскопически тонкому ручейку, чье значение было сильно преувеличено в наши дни — в Китай в основном поступают полудрагоценные камни и скакуны (с разведением которых не все шло гладко), из Китая идут по-прежнему ценимые фарфор и бумага (секреты производства которых долго удается сохранять в тайне), шелк (поток которого иссякает к второй половине первого тысячелетия) и косметика.

Именно неспособность Великого Шелкового Пути обеспечить большие объемы перевозок (ранее мы подсчитали, что оборот караванной торговли этим маршрутом уступал торговле по морю как минимум в 40 раз) привела к передаче не товаров, а технологий, столь не характерной в те времена.

Автор статьи: Александр Иванов

Читайте также

“Баннерная слепота” и почему многие не видят рекламу телеком-операторов?

Я около 10 лет работаю в маркетинге крупного телеком-оператора. И я понимаю, что всю рекламу, ...